11


r. (75-2) - через миг сказал сержант Двоеточие. "...защищать невинных запятая..
i. (137-2) "А-а-ах! " "У-у-ух! " Морковка вдруг ощутил, что на него никто не обращает внимания.Он обернулся. Младший констебль Жвачка лежал на земле, поскольку младший констебль Осколок, размахивая шлемом, пытался по- валить того на булыжники мостовой, младший констебль Жвач- ка, стоя в позиции удобной для защиты, пытался в ответ укусить младшего констебля Осколка за лодыжку. Демонстранты с восхищением любовались открывшимся зре- лищем. "Мы должны вмешаться
o. (121-2) - сказал Двоеточие. - "Он..
l. (51-2) - ответил капрал Валет. "Это относится ко всем, Валет
i. (126-2) "Кризмы? " "Неисчерпаемые залежи
t. (21-2) Именно здесь леди Сибил Рэмкин проводила большую часть своего времени. Она была, как уже упоминал Бодряк, самой богатой женщи- ной в Анк-Морпорке. По-правде говоря она была богаче всех остальных женщин В Анк-Морпорке вместе взятых и сложенных, впрочем это вряд ли возможно.А потому свадьба должна была получиться странной, говорили люди.Бодряк обращался со своими власть предержащими с едва скрываемым отвращением, ибо женщины вызывали у него головную боль, а мужчины - зуд в кулаках.А Сибил Рэмкин была последней из оставшихся в жи- вых наследницей стариннейших семей в Анк-Морпорке.Их швы- ряло как ветки в водовороте, а они кричали безжизненному... Когда Сэм Бодряк был мальчиком, то думал, что богачи едят с золотых тарелок и живут в мраморных дворцах.Позднее он узнал кое-что новое : очень богатые люди могут походить на бедняков.Сибил Рэмкин жила в нищете, которая доступна только очень богатым, нищета происходила совсем по другой причине.Женщины, бывшие просто зажиточными, копили деньги и покупали платья, сшитые из шелка и украшенные жемчугом и кружевами, но леди Рэмкин была так богата, что могла появ- ляться, топая резиновыми сапогами, в твидовой юбке, при- надлежавшей ее матери.Она была так богата, что могла по- зволить себе жить на бисквитах и сэндвичах с сыром.Она бы- ла так богата, что жила в трех комнатах тридцати четырех комнатного особняка;остальные комнаты были забиты очень дорогой и очень старой мебелью, покрытой слоем пыли. Как предполагал Бодряк, причина, по которой богатые бы- ли так богаты, была та, что они ухитрялись тратить меньше денег. Например носить сапоги. Он зарабатывал тридцать во- семь долларов в месяц плюс довольствие.Отличная пара кожа- ных сапог стоила пятьдесят долларов.Но доступная пара са- пог, которая выдерживала сезон или два, а затем текла как из преисподней, после того как протирался картон, стоила десять долларов.Именно такие сапоги всегда покупал Бодряк и носил до тех пор, пока подошвы не становились такими тонкими, что он мог поведать о туманной ночи в Анк-Морпор- ке, ощущая ногами булыжники. Увы истина была в том, что хорошие сапоги носились годами.Человек, который мог позво- лить пару сапог за пятьдесят долларов, всегда содержал свои ноги в сухости в течение десяти лет, в то время как бедный человек, который мог позволить только дешевые сапо- ги, тратил по десять долларов каждый год и имел постоянно сырые ноги. Это была "сапожная" теория капитана Сэмюэля Бодряка о социально-экономической несправедливости. Загвоздка была в том, что Сибил Рэмкин упорно не соби- ралась ничего покупать.Особняк был забит этой громадной, прочной мебелью, приобретенной ее предками.Она не изнаши- валась.У нее были целые ящики, полные ювелирных украшений, которые казалось собирались веками. Бодряку довелось уви- деть винный погреб, в котором полк спелеологов смог бы вы- жить таким образом, что они даже и не вспоминали бы о том, что потерялись. Леди Рэмкин жила совершенно комфортабель- но, тратя изо дня в день, как подсчитал Бодряк, в половину меньше, чем он.Но она тратила гораздо больше на драконов. Сияющее Убежище Для Больных Драконов было выстроено с очень-очень толстыми стенами и очень-очень легкой крышей, архитектурная причуда, которую можно найти только на фаб- рике фейерверков. И все потому, что нормальное состояние обычного болотного дракона - это быть хроническим больным, а естественное состояние недомогающего дракона - расплющи- ваться вдоль стен, пола и потолка той комнаты, в которой он находится.Болотный дракон - это плохо бегающая, опасно неустойчивая химическая фабрика в одном шаге от катастро- фы. Одном малюсеньком шажке. Строились догадки, что их привычка внезапно взрываться, когда они были злыми, воз- бужденными, испуганными или просто немного скучающими, бы- ла выработавшейся для выживания чертой характера *, чтобы лишить хищника мужества. Ешьте драконов, как предлагается, и у вас будет острое несварение, к которому более подходит название "радиус взрыва". * С точки зрения вида вообще, но не с точки зрения дра- кона, разлетающегося на кусочки по окружающему ландшафту. Потому Бодряк открыл дверь аккуратным толчком.Его охва- тил смрад драконов.Это был весьма необычный запах, даже по стандартам Анк-Морпорка, - и он привел Бодряка к мысли о пруде, годами засорявшемся алхимическими отходами, а затем осушенном. Дракончики свистели и орали на него из загонов по обеим сторонам дорожки.Многочисленные трепещущие языки пламени шипели, сжигая волосы на его голенях.Он нашел Сибил Рэмкин в компании с двумя малознакомыми девушками в бриджах, по- могавших управляться в убежище.Их обычно звали Сара или Эмма, и все они выглядели для Бодряка на одно лицо.Они сражались с тем, что на первый взгляд казалось разгневан- ным мешком.Она подняла глаза при его приближении. "Ах, это ты - Сэм
.. (105-2) - приказал Двоеточие. - "Послушайте, здесь сказано...сказано, что они маршируют...здесь сказа- но, что они маршируют по Короткой улице
i. (157-2) - сказал сержант Двое- точие. А затем мир взорвался. Дозор выступил до того, как капитан Бодряк вернулся в свой кабинет.Тот доплелся по лестнице в свой кабинет и уселся в липкое кожаное кресло, упершись невидящим взгля- дом в стену. Он хотел уйти из стражи.Без сомнения хотел. Такую жизнь нельзя было назвать правильной.Это была не жизнь, а что-то ... Часы и часы вне общества.Никогда не быть уверенным в том, что на следующий день Закон останется в силе в этом прагматичном городе.Отсутствие домашней жизни, не с кем перемолвиться.Плохая пища, съедаемая на лету, ему даже до- водилось есть булочки-с-колбаской, сделанные Вырви-Мне- Глотку Ковырялкой. Казалось, что дождь или адская жара бу- дут вечно ; полное отсутствие друзей, за исключением ос- тавшихся членов дозора, ибо они были единственными людьми, живущими в твоем мире. Как выразился сержант Двоеточие, через несколько дней он мог бы валяться как сыр в масле, изнывать от безделья, а только поглощать пищу и кататься на лошади, раздавая приказы слугам. В его памяти всплыл образ старого сержанта Кепля. Тот был командиром Дозора, когда Бодряк был новобранцем. А вскоре тот вышел в отставку.Они сложились и купили ему де- шевые часы, одни из тех, что идут годами без остановки, пока сидящий внутри демон не испарится. Глупейшая идея, - тоскливо подумал Бодряк, уставившись на стену.Человек покидает службу - медный значок, песочные часы и колокольчик - а что мы ему вручаем? Часы... А на следующий день тот был по-прежнему на работе, со своими новыми часами. Чтобы показать каждому входы и выхо- ды, как он выразился, , чтобы привести в порядок неокон- ченные дела, ха-ха. Посмотреть на вас, молодежь, только не надо впадать в панику, ха-ха. Через месяц он уже приносил уголь и мыл пол, был на побегушках и помогал людям писать рапорты. Он был там по-прежнему и спустя пять лет.Он был там по- прежнему и спустя шесть лет, когда кто-то из дозорных, вернувшись раньше, нашел его, лежавшим на полу... И так случилось, что никто, никто, не знал, где он жил и даже была ли миссис Кепль. Бодряк вспомнил, что они устроили складчину, чтобы похоронить его. На похоронах бы- ли только стражники... Поразмыслив над этим, понимаешь, что на похоронах стра- жника всегда бывают только стражники. Разумеется сейчас все было совсем не так.Сержант Двое- точие был удачно женат, причем уже много лет, возможно по- тому, что он с женой устроили рабочий распорядок так, что- бы встречаться случайно, обычно в двери.Но она оставляла ему в печи прек
n. (113-2) Чтобы понять, почему гномы и тролли не любят друг дру- га,вам надо вернуться далеко-далеко в глубь веков. Они уживаются как мел с сыром.Ей-ей, как мел с сыром. одно вещество органическое, а другое - нет, но припахивает сыром. Гномы ведут свою жизнь, разбивая скалы, содержащие ценные минералы, а кремниевая форма жизни, известная как тролли, является в основном скалами, содержащими ценные минералы. В дикой природе тролли проводят большую часть дневного времени в спячке и отнюдь не желают оказаться в ситуации скалы, содержащей минералы и вокруг которой рыс- кают гномы. А гномы ненавидят троллей за то, что после долгого поиска жилы с ценными минералами, вам вряд ли по- нравится, если скалы вдруг встают и орошают слезами ваши руки, ибо вы только что встромили им в ухо кирку.Это было состояние постоянной межвидовой вендетты, а как все хоро- шие вендетты, те вообще не нуждались в причине.Достаточно было того, что она существовала.* Гномы ненавидели троллей за то, что те ненавидели гномов, и наоборот. *Битва Долины Ущелья была единственной известной битвой в истории, где обе стороны нападали друг на друга из за- сады. Дозор притаился в Долине Трех Ламп, находившейся на полпути к Короткой улице.Повсюду раздавался несмолкаемый треск фейерверков, гномы запускали их для того, чтобы про- гнать злых духов рудников.Тролли запускали их, ибо ценили прекрасное. "Не думайте, что мы позволяем им сражаться друг с дру- гом, а затем арестовываем побежденных
f. (7-2) В то время как потрясенный Здесь-и-Сейчас был на пути к безопасности в тюрьме, был убит клоун. Он плелся вдоль аллеи с уверенностью человека, который весь этот год был на содержании Гильдии Воров, когда вне- запно перед ним появилась фигура в капюшоне. "Фасолька? " "А, привет...Эдвард, не так ли? " Фигура заколебалась. "Я только что вернулся из Гильдии
o. (61-2) - сказал он. - "Все предписанное. Даже Осколок упросил кого- то сделать ему доспехи большого размера